Публикации в СМИ

Живая классика: в Большом идет фестиваль балетов Григоровича

Почему Юрий Григорович и в 90 лет остается ведущим русским хореографом, а его балеты — must see для зрителя.

Во второй половине XX века понятия Большой театр и Юрий Григорович были неразделимы, и тот стиль, который называют в мире Bolshoi Ballet, формировался на постановках Григоровича — огромных сюжетных балетах, требующих гигантской энергии даже от последнего танцовщика в кордебалете и эмоционального пожара от солистов.

Весь январь и февраль Большой театр отмечает 90-летие Григоровича. В честь хореографа, 30 лет стоявшего у руля балетной труппы, проходит фестиваль его постановок. Юрий Григорович — автор десяти оригинальных сочинений и редактор балетной классики на сцене Большого. Большинство его постановок не сходит со сцены многие десятилетия, в настоящий момент в репертуаре театра восемь оригинальных балетов Григоровича. «Золотой век», например возобновлен специально к юбилею, сделана третья редакция «Спящей красавицы», «Жизели», «Баядерки», «Дон Кихота» и «Корсара». Григорович до сих пор сам командует своими спектаклями: приходит на репетиции, следит за работой ассистентов, назначает новых исполнителей и даже лично проверяет свет.

Девятый "Цветок"

Текст: Людмила Безрукова (Санкт-Петербург)

Российская газета - Федеральный выпуск №7149 (281)

Юрий Григорович встречает 90-летие премьерой в Мариинском театре

В Мариинском театре Юрий Григорович представил зрителям балет "Каменный цветок", с которого начиналась когда-то его блестящая карьера. Это уже 9-я редакция знаменитой постановки.

Юрий Григорович: Люблю старую Мариинку. Чувствую себя здесь как дома, все тут мне родное./

Приехав в Петербург, Юрий Григорович первым делом отправился в историческое здание на Театральной площади, прошел в зрительный зал, огляделся. "Все-таки много тут было пережито, - сказал Юрию Фатееву, и. о. заведующего балетной труппой Мариинки. - Стулья, по-моему, не поменяли. Или поменяли. Обновили? Это хорошо".

В начале 2000-х он выступал здесь с Краснодарским театром оперы и балета, в котором за короткий срок сумел создать прекрасную труппу молодых танцовщиков. Но поставить на сцене своей "альма-матер" новый спектакль взялся только сейчас.

Накануне премьеры корреспонденту "РГ" удалось задать хореографу несколько вопросов. Ваш спектакль поставлен на исторической сцене Мариинского театра, а не на новой, которая технически более совершенна. Это вы так захотели?

Юрий Григорович: Да. Очень люблю старую Мариинку. Чувствую себя здесь как дома, всё тут мне родное. Нынешний спектакль - большой подарок для меня от маэстро Гергиева в канун моего юбилея.

Почему выбрали для юбилейной постановки именно "Каменный цветок", а, например, не другой ваш шедевр - "Щелкунчик", всегда актуальный в преддверии новогодних праздников?

Юрий Григорович: Во-первых, я сам в нем танцевал партию Северьяна. Не один раз, исполняя ее, проваливался... Проваливался я (в люк), а не спектакль! Во-вторых, "Каменный цветок" стал для меня, как для хореографа, первой большой самостоятельной работой. Я поставил его в 1957 году с молодыми исполнителями, будучи сам еще не старым (Григоровичу было 30 лет. - Ред.). Мы делали его во внеурочное время, выкраивая час-другой между репетициями. Не забуду тех, с кем тогда работал. Сейчас они все уже народные, знаменитые - Ира Колпакова, Алла Осипенко, Саша Грибов, Толя Гридин. Мои первые замечательные исполнители, которых я буду помнить до конца дней. А клавир балета я получил волею судеб практически из рук его автора, композитора Сергея Прокофьева. И мы начали создавать спектакль. Он мне очень дорог.

В новой редакции "Каменного цветка" мне хотелось ярче представить тему любви и творчества

Много внесли изменений в нынешнюю редакцию?

Юрий Григорович: Всегда что-то изменяешь, где-то сокращая, а где-то добавляя. Тем более в такой "возрастной" постановке. В будущем году балету исполнится шестьдесят лет. Изменилось время, сегодня другие артисты, другой зритель. Тут хочешь не хочешь, нужно редактировать. В новой редакции "Каменного цветка" мне хотелось ярче представить тему любви и творчества. Я внес изменения в хореографический текст, в музыкальную партитуру. Но великая музыка Сергея Прокофьева, конечно, остается.

В главных партиях в новом спектакле заняты три состава исполнителей, среди них совсем еще молодые танцовщики. Как вам с ними работалось?

Юрий Григорович: Я всегда любил работать с молодыми людьми, еще не имеющими громкого имени. И первый "Цветок" создавался молодежью, которая после премьеры, можно сказать, проснулась знаменитой. Так же было и с "Легендой о любви" в 1961 году, и там были заняты молодые. У нового поколения - не только "балетных" людей - совсем иное ощущение жизни. Другие интересы, приоритеты. Не хочу говорить, лучше это или хуже. Просто - другая эпоха. А что касается артистов Мариинки, с которыми довелось нынче работать, то у них очень высокие профессиональные достоинства. В первую очередь, замечательная школа. Они справились с задачами, которые я перед ними поставил. Я много где ставил спектакли. Объехал полмира. Но такую самоотдачу встречал не часто.

На ваш взгляд, можно назвать "Каменный цветок" балетом ХХI века, учитывая, что танцуют в нем выросшие уже в этом столетии артисты?

Юрий Григорович: Наверное, можно. Но если учитывать, сколько времени он держится в репертуаре разных театров, в том числе зарубежных, то правильнее будет, скорее, "балет на все времена"! Немаловажное значение имеет, безусловно, музыка Прокофьева. Он величайший композитор. Я был с ним знаком. Как и с Шостаковичем, Хачатуряном. Лучшие страницы моей жизни - общение и совместная работа с этими гениальными музыкантами!

Вы родились и выросли на берегах Невы. В начале 1960-х переехали работать и жить в Москву. Считаете себя москвичом?

Юрий Григорович: Нет, петербуржцем. Никогда от этого почетного звания не откажусь! Очень люблю Град Петра. Приезжая, стараюсь найти время, чтобы прогуляться по нему. Заглянуть на Моховую улицу, где жил с родителями в детстве, откуда бегал в хореографическое училище на улице Зодчего Росси. Позже мы переехали на набережную Мойки. Как-то, приехав, отправился туда, а "своего" дома не нашел, снесли...

Вам скоро 90 лет (2 января), а вы по-прежнему весь в работе. Десять лет назад в интервью, накануне вашего 80-летия, вы говорили мне, что не чувствуете своих лет. А сейчас?

Юрий Григорович: И сейчас скажу то же самое. Меня окружают молодые красивые люди. От них я заряжаюсь новым творческим импульсом. Некогда думать о возрасте.

Любопытный факт

В 2014 году в Сочи по инициативе Юрия Григоровича был открыт Музей балета. Он разместился на территории парка "Дендрарий" в отреставрированной даче "Надежда", построенной в конце XIX века известным издателем и историком классической хореографии Сергеем Худековым. Минувшим летом там появилась памятная доска с именем есоздателя музея. Сам Григорович отнесся к "увековечиванию" с юмором: "Ну вот, дожил!". В Сочи также проходит Международный конкурс Юрия Григоровича "Молодой балет мира".

Кстати

В нынешнем спектакле Юрий Григорович предложил использовать исторические декорации работы Симона Вирсаладзе. С этим художником он дружил с первых своих постановок и до его ухода. Считает Вирсаладзе своим учителем. Все декорации, как и костюмы, а их 296, восстановили по эскизам художника в мастерских Мариинского театра под руководством Михаила Сапожникова, ученика Вирсаладзе.

Возобновлен лучший балет Юрия Григоровича

«Известия», 26 апреля 2002 года
Елена Губайдуллина

"Легенда о любви" родилась на свет сорок с лишним лет назад в Кировском (ныне Мариинском) театре. Вскоре балет появился и в Большом и не сходил с его афиш в течение нескольких десятилетий. Он вошел во все хрестоматии и энциклопедии по истории хореографии и чуть было не рискнул только в истории и остаться. В Большом театре "Легенду о любви" забыли на целых четыре года (для мимолетного искусства балета - срок немалый). К счастью, спохватились вовремя. Над возобновлением работал сам Юрий Григорович, восстановивший спектакль практически без изменений. На премьеру приехал автор музыки - азербайджанский композитор Ариф Меликов. За дирижерским пультом стоял Павел Сорокин.

Публика тепло встретила возвращенную "Легенду". Аплодировать начали уже во время действия - зал откликался и на появления солистов, и на помпезные массовые сцены, и на красоту орнаментальных движений. Каждый акт завершался овациями, а финальные поклоны длились почти четверть часа под несмолкаемые "браво". В одном из антрактов удалось переговорить с присутствовавшим на премьере Джоном Ноймайером. Восторженный руководитель Гамбургского балета признался, что спектакль Григоровича произвел на него ошеломляющее впечатление.

Секрет популярности "Легенды о любви" - в парадоксальном сочетании величавой монументальности и занимательной интриги. В напряженной драматургии балета, поставленного по пьесе Назыма Хикмета, есть и любовный треугольник, и мистика, и захватывающие погони, и подвиги. Надежда Грачева (Мехменэ Бану), Анна Антоничева (Ширин) и Николай Цискаридзе (Ферхад) несколько притушили неизменную в советском балете патетику. Страстям и переживаниям предпочли чистый танец, витиеватый и сложный. Томные изгибы корпуса, изломанные линии рук, замысловатые прыжки казались буковками арабской вязи, будто сошедшими с гигантского фолианта.

Прямая речь

Наталья БЕССМЕРТНОВА, ассистент хореографа-постановщика, народная артистка СССР, первая исполнительница партии Ширин в Большом театре:

- Очень рада, что "Легенда о любви" вернулась на сцену. Балет интересен артистам, надеюсь, и зрителям тоже. Это один из самых дорогих для меня спектаклей, я очень любила партию Ширин. И сейчас, когда работала с нашими балеринами, старалась передать им то, что Юрий Николаевич требовал и от нас, когда ставил спектакль. В "Легенде" важно все - и стилистика, и хореография, и эмоциональный накал, и выразительность, и чувства, переполняющие героев. Зритель должен быть захвачен происходящим на сцене, должен сопереживать, а не просто смотреть танцы. Я довольна исполнителями. Хотела бы пожелать им успеха и еще большего проникновения в образы.

На Международном конкурсе в Москве я видела много по-настоящему интересного, чего не увидела бы нигде. Я лично люблю искусство классического танца и никогда не откажусь от прекрасного наследия. Но каждое время несет для нас новое, навеянное эпохой. И в искусстве не надо выбирать «или-или». Хорошо то, что прекрасно. Это и есть сама жизнь.
Агнесс де Милль (США)
На Международном конкурсе в Москве я видела много по-настоящему интересного, чего не увидела бы нигде. Я лично люблю искусство классического танца и никогда не откажусь от прекрасного наследия. Но каждое время несет для нас новое, навеянное эпохой. И в искусстве не надо выбирать «или-или». Хорошо то, что прекрасно. Это и есть сама жизнь.
Агнесс де Милль (США)
… самое главное – конкурс позволяет воочию убедиться в том, что в искусстве ценен, прежде всего, индивидуальный стиль
Алисия Алонсо (Куба)
В этом конкурсе я увидел очень много одаренной молодежи, много различных удивительных сюрпризов, неожиданностей… Показывая себя, свою работу, каждый участник тем самым рассказывает о своей стране, об уровне ее художественной культуры. Всем нам интересно увидеть, что делается в мире в сфере танца, что появилось нового и значительного.
Арнольд Хаскелл (Великобритания)
… Это грандиозное событие, и я уверен, что само выступление на самой прославленной сцене мира останется драгоценным воспоминанием для всех, кто участвует в конкурсе, независимо от того, будут ли они в числе первых или окажутся побежденными.
Арнольд Хаскелл (Великобритания)
Балет – не спорт, комбинация балетных движений должна быть выразительной, содержательной, волшебной. У Базиля и Хосе должна быть одинаково блестящая техника, но ни в коем случае – одинаковое выражение лица.
Бен Стивенсон (США)
... конкурс еще раз убедил нас в том, что классика остается краеугольным камнем хореографии.
Галина Уланова
Этот конкурс тем и хорош, что нацеливает молодых артистов на главное: умение выработать в себе художнический взгляд на мир, качества, без которых немыслимы духовные приобретения, само постижение богатств, накопленных искусством хореографии за прошедшие годы.
Иветт Шовире (Франция)
Утверждать основы классического танца, непрерывно обновляя, обогащая искусство новой лексикой, новыми темами, новыми жанрами, - вот в чем заключается наша общая задача, вот что должно со всей яркостью выявиться во время конкурса.
Игорь Моисеев
Для того чтобы быть удачливым в конкурсе, надо иметь особый характер… Нужно суметь показать, что любишь танцевать, и показать даже больше, чем можешь.
Лойпа Араухо (Куба)
…Конкурс, как представляется, обнаружил… достаточно тревожную ситуацию – классический академический танец начинает постепенно сдавать свои позиции… Одно из требований Московского конкурса – соответствие показываемой хореографии авторской постановке не только по объявлению ведущего, но и по демонстрируемому на сцене содержанию – выполняется артистами не всегда.
Нина Семизорова (Россия)
…Со времени первого конкурса, который проходил в 1969 году, многое изменилось. И если в то время четко разграничивался уровень профессиональной культуры стран с давними традициями классического танца и теми, кто ими не владел, то в последующие годы эта разница постепенно становилась все меньше. Популярность балета значительно возросла во всем мире. Тем и интереснее, я думаю, должно быть соревнование, хотя исполнителям стало труднее демонстрировать свое мастерство, ибо повысились профессиональные требования к соревнующимся.
Ольга Лепешинская (СССР)
Я мечтал о встрече артистов балета всего мира. И она, наконец, состоялась в Москве, в таком небывало большом масштабе и по количеству стран, и по огромному числу участников.
Серж Лифарь (Франция)
…Первый Международный конкурс в Москве – это художественная манифестация, которая будет иметь очень большое значение для эволюции мирового современного балета.
Серж Лифарь (Франция)
Тревожная тенденция состоит в том, что конкурсанты часто меняют хореографические тексты. У меня вызывает внутренний протест, когда я вижу, как во всем известную хореографию классического шедевра вносят разного рода изменения, часто разрушающие его стиль и логику… Искажение авторских текстов часто происходит из-за сложности и неспособности конкурсантов их исполнить. Тогда они делают облегченную версию, которую и танцуют. Ситуация достаточно досадная и требует внесения в условия конкурса определенных правил.
Шарль Жюд (Франция)
Наш конкурс, предлагая очень трудные условия, тем самым стимулирует прогресс творчества. Председатель организационного комитета II, III, IV, V, VI конкурсов
Юрий Григорович
Организаторы